Психолог  Кляшторная Марина 8 (916) 810 43 47
Главная страница  |  Обо мне  |  Аудиолекции  |  Статьи  |  Задай свой вопрос  |  Контактная информация
Мой избранник - мазохист

От судьбы мне достаются только плевки.
Жизнь слагается воле моей вопреки.
Омар Хайям


Многим женщинам знакома история трагической любви, когда мужчина оказывается несостоятельными в самых простых жизненных вопросах. Он виснет на каждом шагу и не в состоянии решить ни одну жизненную проблему.

Можно сказать, что речь идет не столько о слабом характере, сколько о нравственном мазохизме, т.е. когда все жизненные сценарии выстраиваются с установкой на поражение.

Когда неудача и страдания оказываются целью жизни, то свернуть такого человека с его выбранного пути почти невозможно. Так ли прост наш любимый мазохист? Что освещает его трагический путь, какая звездочка греет его и укрепляет веру в свою уникальную судьбу? Как ни странно, но  на помощь ему приходит мифы и легенды из истории человечества.

Только  замотивированный в страданиях человек выбирает мазохистский путь. Где в нашей  истории есть герой-одиночка, который принес себя в жертву и стал  избранным?

Мазохист выбирает фигуру Христа и  идентифицирует себя с ним.  Принеся себя в жертву и сознательно идя на страдания, Иисус получил то, за что боролся – всемогущество. Он стал равным отцу и даже выше, кто помнит имя отца? Но все знают Иисуса из Назарета. Поэтому и наш герой идет на свою Голгофу за тем же, за всемогуществом. За это стоит побороться и принести себя в жертву. Он в глубине души чувствует себя «спасителем», а когда такие вериги на плечах - думать о своем благополучии не приходиться. Разговор с незримым отцом ведется именно с этих позиций.

Я докажу, что могу занять твое место, я достоин внимания и признания. Только сейчас немного пострадаю и  отмою свою вину за желание занять место отца.

Мазохисты, как правило, очень добры, отзывчивы; они услужливы, могут отдать последнюю рубашку, готовы перенести любые невзгоды. И при этом, конечно же, жаждят лучшей жизни, но смирение и высшая цель, известная только ему одному,  берет верх.

И даже, если мир и ответит ему любовью и благодарностью, то принять такой дар он не может. У него свой путь, и размениваться на удачу - нет времени.

Все бы ничего, пусть себе мучается на своей Голгофе. Но он  не живет в пустыне, где можно поговорить с богом-отцом и познать истину. Он живет среди обыкновенных людей, которые его любят и зависят от него. Та же мать Христа – Мария.  Переваривай как хочешь, дорогая мама, что я пошел на смерть мучительную. У меня - «судьба такой». Никакие женские слезы не свернут нашего мазохиста с пути.

И вот тут то и происходит метаморфоза. По отношению к себе он – мазохист, но по отношению к другим, значимым для него людям, - садист. Его мягкая и добрая улыбка, его искренние чувства располагают к себе, но как только его полюбили и предложили счастливый конец, мазохист превращается в тихого или буйного тирана. Женщина не понимает: если он любит,  то  за что же он так измывается над ней.

Иногда можно достучаться и объяснить, что он идет неправильной дорогой, что можно не нести свое бренное тело на Голгофу, что он нужен здесь. Но страх потери своей исключительности, своей роли непонятого героя, толкает его на самые странные и нелогичные поступки.

Еще один отличительный драйв мазохиста в том, что за ним стоит стремление к демонстративности. Жертва должна быть замечена, а значит, она должна быть очень значительной. Например, его жизнь, его сексуальность или его карьера.

Он всегда будет находиться там, где ему плохо. Он никогда не захочет покинуть свое «болото». Да, он способен в порыве страсти, выпрыгнуть из него, глотнуть кислорода, но  обязательно вернется на привычное место. Каждый может дышать кислородом, а вы попробуйте как я – дышать «дерьмом». Ему приносит огромное удовлетворение свои  исключительные переживания и всеобщее непонимание его пути.

Если женщине встретиться такой «болотный» отшельник, то он оттянется на ней  по полной программе. Она будет постоянно надрываться, объясняя, где ад, а где рай. И шалаш – не то место, где надо скрываться от жизни. Он выберет шалаш, он выберет ту женщину, которая будет его кастрировать, будет его уничтожать. Мазохист должен найти своего садиста.

Есть еще один чудесный миф о Сизифе. Тот самый, что тащит камень в гору, и все бесполезно. Можно долго философствовать по этому поводу. У кого-то эта легенда остается на уровне философии, а  у мазохиста она становится жизненной программой. «Все, что не делается – все равно камень упадет мне на голову».  Спрашивается, зачем тащить? Ответ всегда невразумительный: надо. Кому надо? Мне, я такой. И опять все его существо переполняется манией величия. Берет булыжник потяжелее, в виде чувства вины, и начинает восхождение в гору. Пока он таскает один и тот же булыжник наверх, женщина, если она не отличается садистическими настроениями, безумно сопереживает и думает: убьет его этот камень на этот раз, или он опять выживет?   

И немного о сексуальной сфере испытуемого. Все это напоминает мастурбацию, выйти в нормальную сексуальную жизнь ему  очень трудно. Легче удовлетворить свои нарциссические потребности и выбрать кастрирующую женщину, чем  получить удовольствие от женщины, которая любит его. Опять жертва принесена, заложник – он сам. Это акт самоудовлетворения. Поэтому женщина, которая любит Сизифа, обречена периодически отбирать у него «камень» из рук и указывать на себя. Посмотри, как я хороша. Но этот глоток кислорода быстро выдыхается, и он опять бежит к своей горе, к ней, к садистической матери, собирая по дороге все булыжники. И все опять повторяется.
Наши друзья

www.leshkova.weebly.com
www.psychologist-ekimova.ru
?????? ??????????? Rambler's Top100 © Animaterra 2006-2012