Психолог  Кляшторная Марина 8 (916) 810 43 47
Главная страница  |  Обо мне  |  Аудиолекции  |  Статьи  |  Задай свой вопрос  |  Контактная информация
Одиночество вдвоем

Худший способ скучать по человеку - это быть с ним и понимать, что он никогда не будет твоим.

Маркес Гарсиа Габриель


Звучит грустно и почти безнадежно. К этому многие привыкают и считают, что такова жизнь. Непонимание между двумя людьми может принимать катастрофические размеры, но многие пары стараются не замечать ту пустоту, в которую проваливается их любовь, и только нарастающее количество придирок сигналит о нарастающей агрессии в душе человека.
Раствориться и слиться со своей безысходностью позволяет идея о том долге, который необходимо выполнять ради благополучия семьи, или, если это не семейная пара, то идея о замужестве не дает покоя молодым женщинам…
Сценарий развития любовных отношений прост. Каждый убежден в том, что знает, как правильно строить отношения, и, самое главное, - сколько каждый из партнеров задолжал другому. Часть речи – должен - стоит во главе угла подобных отношений, близкий человек задолжал любовь и понимание своему партнеру.
Почитаем одно из писем к психоаналитику:
«Я хочу, чтобы мой муж показывал мне, что любит меня, независимо от того, что я делаю или не делаю, - хочу полного принятия меня такой, какая я есть. Я понимаю, что хочу, может быть, чего-то невозможного: с одной стороны подтверждения от него, что могу быть самой собой, а я человек непредсказуемый, а с другой стороны - при всем моем «коварстве» быть любимой. Я понимаю, что очень удобная позиция, и только недавно поняла, что когда я прихожу в дом к родителям, я жду от них того же самого. И, что печально, так и не получаю этого, все время надо доказывать, что меня есть за что любить.
Возвращаясь к мужу, уже ничего не хочу доказывать, пусть ест меня со всеми потрохами, раз это любовь»…
Прочитав письмо, можно сказать, что девушка в отношениях с мужем устраивает ему проверку на прочность, которую никак не могут пройти ее родители, убедиться: любит ли ее кто-нибудь, как ей хочется?
Сразу же встает вопрос, кто же нас так должен любить, со всеми потрохами? Конечно, мама родная, только она – единственное существо на земле способна на безусловную любовь. Отцу положено по его социально-ответственной роли любить своих детей условно, его любовь надо заслужить. Конечно, к девочкам у них особое отношение, но зато они очень строго наблюдают за вызревающей сексуальностью дочери, важно, чтобы
не сбилась с курса, и не выбрала мужчину лучше него.
Но вернемся к нашей истории, конечно же, муж не в состоянии унести такой милый запрос своей жены, ведь ему хочется того же самого. Он тоже уверен, что он подарок судьбы для нее, и надеется на принятие своей эксклюзивности, а также на взаимную любовь.
Таким образом, семейная пара отыгрывает друг с другом неразрешенные проблемы, связанные со своими детско-родительскими конфликтами. Каждый из них проецирует на партнера свои детские травмы и мечту о большой и красивой любви, которую недополучили в детстве от матери и отца.
Если в результате воспитания у ребенка формируются неадекватные родительские образы, то эти искажения и недостаток любви остаются с человеком на долгие годы. Складывается такая картинка, что если ребенок не наелся в детстве «шоколада», то потом всю жизнь он будет набрасываться на все, что похоже на «шоколад», он будет жаждать его постоянно, и поглощать так, как будто невозможно наесться.
С такими настроениями мужчина будет искать в женщине заботливую мать, ждать от нее ласки и подтверждения, что он самый лучший, а женщина искать могущественного отца, но отца, способного на безусловную любовь. А по сути – два одиноких существа, доказывающих друг другу, кто кого должен больше любить.
Поэтому многие любовные пары оказываются втянутыми в болезненные и повторяющиеся сценарии отношений, из которых не могут вырваться. Проверка и перепроверка любви партнера, вернее надежда, что именно сейчас все получится и наконец-то можно расслабиться и получить заслуженную порцию «шоколада», не оставляет душу человека. Так хочется исправить положение дел, «голодное» детство, можно сказать, возместить ущерб, и если повезет еще и отмстить «обидчикам», только упускается из виду то, что заложником детских обид оказывается любимый человек.
В результате, потребности в безусловной любви оказываются неудовлетворенными, а партнер может их вообще не признавать, и в конечном итоге - разочарование, недовольство, агрессия и отчуждение. И начинается перетягивание каната, кто сильнее, кто больше нуждается в любви и понимании. И одиночество, которое подразумевает противостояние и погружение в свои обиды, как скала встает между партнерами. Мужчина и женщина эмоционально закрываются друг от друга и начинают жить своими детскими обидами о большой несостоявшейся любви.
Если появиться новый любимый человек, то надежд на изменение ситуации мало. Человек то новый, а запрос на любовь – старый. И опять – все те же грабли и тот же огород, где будут посеяны те же запросы из своего «счастливого» детства.
Есть ли у человека, оказавшегося в ловушке подобных отношений, возможность изменения положения вещей? Конечно.
Необходимо осознать, что трудности на пути понимания со своим любимым человеком, порождаем мы сами, что наши непомерные требования не унесет ни один партнер, каким бы замечательным он не был. Нужно строить мосты новых возможностей, которые будут соединять партнеров на другом уровне понимания друг друга. Наконец-то осознать, что партнер не должен компенсировать детскую жажду в «витаминах», необходимо разговаривать о своих неразрешенных проблемах, что может позволить вместе пережить напряжение и парадоксальность любовных отношений.
Важно научиться сопереживать друг другу, т.к. отказаться от проецирования детских комплексов необходимо мужество. Ни один человек просто так без серьезной мотивации не хочет отделения от своего многострадального детства, страх перед взрослением может встать серьезной преградой на пути оздоровления любовных отношений.
Для того чтобы любимые родители полностью смогли бы остаться в прошлом, а в настоящем только – он и она, независимые от детских страхов, со своими желаниями и стремлением к развитию, необходимо осознанное эмоциональное переживание.
В идеале, партнеры должны развивать в себе способность слушать и слышать, быть любящими, уважительными и нежными.
Трудности, с которыми можно встретиться на этом благородном пути – это желание признавать и уважать потребности партнера, не говоря уже об умении выносить эмоциональные вспышки как свои, так и любимого человека.
Успешным парам давно известно, что развивающиеся отношения – это большая работа, и нужно много трудиться, чтобы поддерживать это развитие. Любовная жизнь человека, возрожденная с «обновленным» партнером, может быть постоянным источником психического развития. Этот процесс стимулирует не только внутренние изменения, но и освобождает человека от повторения старых конфликтов, что может смениться творческим развитием любви.

Правда и вымысел.

Человеку свойственно превыше всего ценить и желать того, чего он достичь не может.

Зигмунд Фрейд


Психосексуальная роль «сына» подразумевает, что мужчина сделал «остановку» в своем развитии на самой ранней стадии, в младенческом возрасте. В этот период человечек беспомощен, его мамочка кормит грудью, и для него – весь мир – большая теплая грудь, которая должна давать ощущение любви и безопасности.
Этот период в психоанализе называется оральным, все самое важное для жизни и роста приходит через рот.
Давайте посмотрим историю одного мужчины, который обратился за помощью к психоаналитику. Его восприятие себя и жизни дает нам очень точное представление о том, что же такое оральный характер у мужчин.
«Я уверен, что смысл жизни – самовыражение и созидание. Делать что-то нужное себе и людям, что-то, если не вечное, то хотя бы запоминающееся. Что-то такое, что людям интересно и приятно вспоминать. А еще бороться за что-то, рисковать ради чего-то важного вместе с кем-то близким по духу. Радовать друзей и радоваться им. Любить добрых, веселых и раскованных женщин. Это смысл жизни вообще.
А в чем он для меня сейчас?
Люди, берущие на себя роль моего Суперэго, говорят разное, в зависимости от своих представлениях о жизни. Одни утверждают, что мне надо поскорее завести семью и детей. Другие говорят, что мне надо больше зарабатывать и выбиваться в управленцы, меняя стереотип поведения.
Чего я хочу? Наверное, стать более трезвым и организованным. Достичь эмоционального равновесия, научиться сохранять невозмутимость, терпение, мужество, бодрость, когда ситуация может вызвать чувство беды, тревогу и отчаяние. Осознать и почувствовать свою независимость. Всегда отделять правду от вымысла.
Обрести ощущение силы, потребность «давать», а не «получать»! Захотеть не соперничать, а сотрудничать. Помнить, что враждебность, злоба, ненависть, жестокость – это слабости, а мягкость, доброта и добрая воля – сила. Стать более гибким и адаптивным к меняющимся условиям, продиктованными судьбой».
Прочитав эти строки, создается впечатление, что наш герой – яркий представитель жизнеутверждающего стиля жизни. Хочется объединиться и идти стройными колоннами со знаменами и разноцветными шариками на Красную площадь и кричать: «Долой жестокость, злобу и враждебность. Да здравствуют раскованные женщины, мягкость и добрая воля. Добрые люди, объединяйтесь. За трезвость, организованность, против беды, тревог и отчаяния. Ура»!
Еще немного, и в лучах эйфоричного настроения - космические корабли оторвутся от Земли, и вперед - бороздить просторы необъятной Вселенной.
Итак, наш герой пытался определить смысл жизни вообще и своей собственной. Понятно, что надо оставить свой след на земле в умах всего человечества, не меньше. Как же многомиллионному человечеству удается прожить без этой сверхценной идеи, и быть при этом довольными собой и своей жизнью?
А желание бороться и рисковать, правда, не в одиночку, а за компанию, вместе и умирать не страшно, разве не приводит в восторг? Только он забыл, что героями становятся чаще всего в одиночку, и восхищение вызывают те подвиги, которые свершаются осознанно, понимая, ради чего необходимо было идти на риск.
А для себя был ли найден смысл жизни? Нет, эту проблему за него решают те, с кем ему хочется свершать подвиги ради добрых и раскованных женщин. Люди, берущие на себя роль судей нарисовали ему реальную картинку: женись, вернись на грешную землю и радуйся жизни.
Обалдели, что ли все? Он еще не достиг эмоционального равновесия, не приобрел мужества, стойкости и терпения перед грядущими бедами и катастрофами. И какая семья, когда все помыслы направлены на решения мировых проблем, надо же оставить след в истории для будущих археологов.
Вот, когда научиться отличать правду от вымысла, тогда, может быть и рискнет. Очень характерно для орального характера не только – безумный отрыв от реальности, но и неспособность «вгрызться» в эту реальность. Поэтому соперничество и подменяется сотрудничеством и братством.
Отрыв от реальности, от земли, такого масштаба, что хочется дернуть человека за штанину и опустить на землю, и показать обычную жизнь, где есть борьба, несправедливость, жестокость – та реальность, к которой необходимо действительно адаптироваться. Где жизнь не состоит из лозунгов, а предъявляет суровые правила игры.
Дорогого стоит фраза: научиться давать, а не брать. Для орального человека – это самая трудновыполнимая задача. Так как гвоздем этой невротической программы является хроническая потребность – брать. Мир задолжал ему, и перестроить свою программу на самоотдачу, и не ждать милости и спасения от других – главная задача, которая стоит перед человеком, если он хочет повзрослеть и избавиться от роли желторотого птенца. Как правило, оральный человек, очень не любит слова: взрослость и зрелость, так как они возвращают его к той реальности, от которой он бессознательно убегает в мир фантастических идей.
Психосексуальная энергия у них смещена в строну иллюзий о добрых и любящих женщинах, чем-то напоминающих им мать, но не свою жесткую и холодную, а идеальную, которая бы раскованно, то есть естественно, любила бы и защищала от страшного мира взрослых людей.
Все бы, ничего, пускай себе летает среди бабочек и стрекоз. Порхание, перелет с одного цветка на другой, опыление, и пчелкой домой, в ячейку теплого улея. Но действительность такова, что жизнь с ее несправедливостью и жестокой конкурентностью вторгается в этот солнечный мир душевного равновесия и доброй воли. Далеко недобрая воля диктует свои правила игры.
Записи нашего барона Мюнхгаузена по прошествии нескольких недель.
« Дома – тоска. То сигарету в рот, то ложку – соски хочется, «оральная фаза». Так вот и толстеют. Алкоголь не спасает, проверено. А жаль - дул бы водку, был бы вписан в стереотипы.
Земфира - очень тревожная, щемящая, острым стеклом по душе. Душат слезы. Рыдал бы, сотрясаясь на полу, но какая-то дамба внутри сдерживает. Теперь я понимаю смысл пинк-флойдовской «Стены». Кто поможет мне ее разрушить? Все эти лица на работе – они сами за стеной, сами бегут от правды. Убежать бы, но куда? Или я слишком стар?
Эта стена мешает мне подойти к незнакомой девушке, эта стена мешает мне рассказать Яне, что у меня на душе. Хожу раненой собакой, которая все понимает, а сказать не может. Знаю, что силой себя не заставишь. Буду давиться, комкать слова»…
Как эти переживания далеки от эйфоричных лозунгов и полетов на Луну, где процветали организованность и душевное равновесие. Что же случилось?
Догадаться несложно, ворвавшаяся реальность, как ураган пронеслась по райскому уголку иллюзорного мира. Герой свалился с Луны, эйфория сменилась на дисфорию, на мрачное и безысходное состояние.
Тем и отличаются люди оральной фазы, что им свойственны глубокие депрессивные состояния. Цикличность настроений четко прослеживается на протяжении определенного отрезка времени. То летают, и ног под собой не чуют, то приземляются и уже не чуют себя, любимых.
Не справляясь с реальностью – хочется убежать, спрятаться, но куда? Кому нужны раненые собаки? И куда делась памятка о том, что враждебность, злоба, ненависть, жестокость – это слабости, а мягкость, доброта и добрая воля – сила. А куда исчезло желание стать более гибким и адаптивным к меняющимся условиям, продиктованными судьбой, где же эта сила и гибкость? Увы, условия поменялись, а адаптация так и не произошла.
Что же делать нашему герою?
Может быть, обратиться к маме родной, она примет и поймет? И даст тепло и поддержку?
Продолжая наш оральный сериал, читаем дальше письма нашего героя.
«Почему я стараюсь не звонить матери.
Позвонила мать. Она вылила на меня помои безысходности и неудач. Они там, без меня, несчастные все… «Ты в семье один мужчина остался, ты наша надежда и опора»… Это, конечно, круто (зрелость, черт бы ее побрал). Я не хочу испытывать вину! Мать тащит меня на дно»…
И здесь он не находит приюта. Мир окрашивается совсем в другие тона, а свобода, равенство и братство сменяется – тюрьмой-стеной и жесткой конкуренцией. «Стена» преследует его и не дает открыться внешнему миру, так как она перегораживает путь. «Стена» - это символическая мать, которая не отпускает своего сына, защищая, таким образом, его от реального мира. Отойти от «стены» - все равно, что предать собственную мать. Но проблема в том, что наш барон Мюнхгаузен не замечает, что приобрести безопасность, стоя возле матери, невозможно, так как на этом этапе, когда мужчина вырос, она превращается уже в злую мачеху.
Вопрос адаптации, то есть вписывание в суровую действительность – основной для орального характера. Поэтому, для таких людей первично - обретение реальности и опоры в себе самом, а уж затем можно поразмышлять о том, как облагодетельствовать все человечество.
Тот же Г. Селье, основоположник теории стресса, определял все болезни, как болезни адаптации живого организма к изменяющимся условиям. Не приспособился – соответствующая реакция организма на стресс. И если стресс не переваривается, то – соматическая реакция остается в «памяти» организма, и мы заболеваем.
А теперь обратимся к записям другого мужчины, борющегося все с той же «стеной».
«Я чувствую себя сейчас ребенком, которого весной заперли в пыльной и душной комнате, в то время как во дворе – воздух, веселье и другие дети. У меня есть желание вырваться, но не знаю куда, как будто я это место потерял».
Одиночество и опять «стена», а за «стеной» - взрослый мир добра и зла.
Стремление к уединению, когда накрывает депрессивное настроение, подразумевает оральный запрос, спасите, снимите меня с дерева, я сам не знаю, как я туда залез. А слезать то придется самому. Взрослые, конечно, могут помочь, но, если ни разу сам не слезал, и перекладывал ответственность на других, то, как можно вылезти из невроза?
Деньгами такие люди не умеют распоряжаться. Их поведение напоминает грудного ребенка. Поел, молоко проглотил и тут же – все в памперсы ушло. Они, как бы, спускают деньги. Удержать от покупок, которые со стороны взрослого мира кажутся бестолковыми, довольно трудно, и при этом у них отмечается следующая тенденция: как бы работать поменьше, а получать побольше.
При этом они могут быть очень альтруистичны, отдают себя другим, помогают. Альтруизм под собой несет бессознательное желание спасать ближнего, идентифицируя себя со спасаемым. Альтруист хотел бы, чтобы точно также обращались с ним.
Такие мужчины могут блистать высоким уровнем вербального интеллекта, они отличаются говорливостью, что представляет собой на бессознательном уровне символическое кормление.
Оральные тенденции в психике у мужчин – это вопрос еды. Покушать, заполнить себя – это самое важное удовольствие.
«Путь к сердцу мужчины лежит через желудок». Это бессмертная фраза – разговор двух «оральников». Он и она даже не догадываются, что есть другие места, где можно проявить любовь друг к другу. Накорми орального человека, и он тебя полюбит.
Если я вкусно готовлю и кормлю на убой – значит, я тебя люблю. А если он кушает – значит - любовь взаимна. Как легко им живется. Все вокруг надрываются, ищут всякие способы, чтобы рассказать о любви, на стены лезут, разбирают ее по кирпичикам, а у них – главное хорошо покушать. Потому что женщина в глубине бессознательного такого мужчины - потерянный в детстве материнский объект. А мать должна кормить. Только через рот, через еду я проверяю, любит ли она меня.
Оральный мужчина похож на человека, который как будто не наелся в детстве, которому постоянно не хватает еды. Рано отлученный от груди ребенок, во взрослом состоянии постоянно ищет материнский объект.
А сколько радости доставляет большая женская грудь, чем больше грудь, тем питательнее, а как полежать на ней можно, зарывшись в белые и пушистые «облака»!
Опять все просто: грудь большая – люблю, маленькая – не люблю. И женщины стараются изо всех сил подкрепить оральные настроения инфантильных мужчин: операции по увеличению губ и груди. Бессознательное женщин легко настраивается на потребности мужчин с оральной фиксацией, т.к. у самих нерешены все те же оральные проблемы.
В любви отмечается два типа поведения. Или он порхает от одной партнерши к другой, не привязываясь ни к кому, или выбирается «женщина-мать».
Если идеальная женщина нашлась, то им может овладеть сильный страх лишиться партнерши, он очень сильно привязывается к ней, и требует заботы и еды.
Чаще всего, рядом с таким мужчиной мы видим адаптированную, конкретную и практичную женщину, которая дополняет его иллюзорный мир, и если он свалится в депрессию, то она может сильной рукой вытащить его оттуда. Поэтому он предан такой женщине, готов мириться с ее недостатками; взамен он приобретает то, что ему так не хватает – землю под ногами и надежду на светлое будущее без космических полетов на Луну. Она, как стена, становится между ним и внешним миром, защищая его от всех врагов.
«Женщина- мать» своими знаниями и уверенностью решит все проблемы «сынка» с адаптацией. Конечно, с раскованностью, придется распрощаться, зато она терпеливо, бодро и мужественно может решить все задачи, связанные с нашей реальностью. А как накормить может, что желания брать и давать, так и не поменяются местами.
Долги за мать отдаст только «женщина-мать», но это не путь к взрослению и адаптации. Эта симбиотическая связь, а не дорога в светлые и равные отношения с партнершей. Вот, где надо научиться оделять правду от вымысла, и осознавать свою независимость.
Наши друзья

www.leshkova.weebly.com
www.psychologist-ekimova.ru
?????? ??????????? Rambler's Top100 © Animaterra 2006-2012